Статистика блога
195
Записей
4797
Обращений
186609
Посетителей
Областные Управления
(финансируемые из местного бюджета)
Областные управления и департаменты
(финансируемые из республиканского бюджета)

Новости региона

От тюрьмы и от сумы не зарекайся

Честные истории честных людей

В нашей рубрике истории обычных людей из обычной жизни. Но для каждого из интервьюируемых своя история уникальна: она радостна, грустна, забавна или пропитана болью. У кого-то в душе она встретит живой отклик, а у кого-то и негодование. Откровенно поговорить можете и вы, читатели. Шлите письма в адрес газеты. Координаты в выходных данных. А мы продолжаем…

ОТ ОСИНКИ НЕ РОДЯТСЯ АПЕЛЬСИНКИ

…Илья с детства, лет с 11-ти, был из тех мальчишек, про которых взрослые говорили своим детям: «Не дружи с ним. Он хулиган, он тебя плохому научит». Мальчиш-плохиш в классическом варианте. Такие есть в каждом дворе.

Оценка родительская была, в общем-то, объективной: пацан любил почесать кулаки о носы ровесников и детей помладше, отобрать карманные деньги, задиристо разговаривал со взрослыми, хамил напропалую. А еще в те времена, в середине 90-х прошлого века была популярна «забава»: мелкое, жестокое хулиганье ловило голубей и перевязывало им ниткой лапки. Бедная птица в худшем случае погибала, в лучшем ковыляло на изуродованных конечностях.

Кому из родителей
понравится, чтобы их отпрыск дружил с таким маловозрастным отморозком? Их справедливое негодование вполне понятно. Вот и вырос Илья в атмосфере всеобщего осуждения, брани. Нетрудно догадаться, что в Илюшкиной семье атмосфера была далека от идеальной. Родители и старший брат увлекались спиртным. Собственно, ради него они работали и жили. Отец и брат побывали в местах не столь отдаленных, чем Илья чрезвычайно гордился и при любом удобном случае напоминал во дворе. Для мальчика тюрьма как место временного пребывания не была чем-то страшным. Обычное
место, куда попадаешь, если не оказался хитрее и удачливее других.

Несмотря на то, что большинство ровесников обходило подростка стороной, он все же обзавелся собственным кругом общения, в котором был безусловным лидером. К тому времени он уже стоял на учете в детской комнате милиции – тогда так назывался ювенальный отдел полиции.

Чем старше становился, тем серьезнее становились его проступки. С горем пополам окончил восемь классов, поступил в ПТУ. Подоспел первый срок. Драка с поножовщиной. Нож был в руках Ильи. Получил восемь лет. Отсидел от звонка до звонка. Вышел, когда ему исполнилось 26.

В семье приняли тепло, теперь уже как полноправного члена стаи – бывшего сидельца, прошедшего тюремную школу. Ни слова упрека, ни пожелания больше не попадать туда, где птицы не поют – ничего от старших родственников не было. Такая жизнь. Такая судьба.

А дальше как в известной комедии «Украл. Выпил. В тюрьму». Так у Ильи. Пробавлялся случайными заработками. По обыкновению шумел, подворовывал, дрался, при случае хватался за нож. Сроки, пусть небольшие, но следовали друг за другом. Сейчас Илье чуть больше сорока. И пока на свободе.

Говорят 40 для мужчины самый расцвет. Для Ильи – закат. Худой, сутулый, с глубокими морщинами на лице, он выглядит много старше своих лет.

– И каково оно? – спрашиваю. – Жизнь удалась?

– А чего нет-то? Удалась, – отвечает Илья.

Верится охотно. Ведь у каждого собственное представление о счастье и благополучии.

НЕ СЛАДКО – ГОРЬКО

…У Руслана очень похожая история. В большой семье, в которой трое братьев, одна сестра, многочисленные дядья и тетки, в тюрьме побывали многие, даже женщины. И в этом тоже никто не видел ничего особенного. Так сложилось.

Руслан начинал с малого, но горячего. С юности увлекся алкоголем. И на фоне алкогольных паров чудил. И как чудил! То киоск ограбит, то друга-собутыльника ножом полоснет, но подругу детства до полусмерти изобьет и в кустах выбросит… Разве что не убил никого. Пока. С возрастом и очередными «ходками» Руслан становился все более жестоким.

Тюремная романтика, которую так воспевают в
специфических фильмах и сериалах, ничего общего с реальной зоной не имеет. Да, везде люди живут и ко всему привыкают. Кому-то больше везет с сокамерниками и тюремными охранниками, а кто-то каждую минуту вынужден воевать за свою честь и жизнь, если, конечно, считает нужным.

В последний раз Руслан освободился, когда ему было 34 и твердо решил «завязать». Почти получилось. Четыре года правоохранительные органы обходились без его фамилии в сводках и не горевали по его отсутствию.

Он овладел профессиональными навыками, устроился работать в фирму по установке пластиковых окон, неплохо зарабатывал и даже всерьез задумывался о создании семьи. Но тут… Чей-то день рождения на работе, очередная драка, в руке каким-то образом оказался нож... Дали немало, учитывая рецидив. Теперь Руслан вновь привыкает к новым нарам и знакомится с тюремными обитателями.

Бывшие сидельцы не любят рассказывать о том, что было там. На той стороне. Иногда, короткими репликами, из которых делаешь вывод: не сладко – горько, не уютно – плохо… Но опять напрашивается: каждому свое счастье.

ТЮРЬМА – ДОМ РОДНОЙ

Сегодня в Отделе службы пробации Рудного (далее ОСП) на учете состоит 371 человек, из них 57 женщин, включая троих несовершеннолетних барышень. Одни вышли из мест лишения свободы, другим суд назначил наказание, не связанное с лишением свободы.

– Мы работаем с людьми, осужденными за разные преступления. Среди них 34 человека осуждено за преступления небольшой тяжести, 47 – за преступления средней тяжести и за тяжкие – 180 человек, - говорит заместитель начальника Отдела службы пробации Рудного, майор юстиции Динара Сулейменова. – Наша главная задача оказывать помощь осужденным в трудоустройстве, восстановлении, при необходимости, документов и, в целом, оказывать всяческое содействие людям, которые были осуждены.

По словам собеседницы, самая сложная задача – трудоустроить людей. Вакансии есть. Это факт. Но далеко не каждый работодатель согласен принять на работу человека с судимостью. Государство нашло выход: оно выделяет специальные квоты на трудоустройство таких граждан. И все бы хорошо, но бывшие и настоящие осужденные далеко не всегда мечтают о стабильной работе.

Не выработана привычка трудиться. На свободе это были заработки «нахрапом», чаще незаконные, в тюрьме тоже не все выкладываются на принудительном труде. Полное государственное обеспечение: питание, кров, медицина… Все. На свободе же нужно трудиться, зарабатывать, кормить себя самостоятельно.

– Это не всем осужденным дается легко, – продолжает Д.Сулейменова. – Мы должны стимулировать их, помогать. С подучетным контингентом работает штатный психолог, которая обследует осужденных, проводит
тесты, чтобы выявить различные степени риска, стимулировать на достижение положительных результатов в обычной мирной жизни.

Есть немало хороших примеров, когда человек с кривой дороги сворачивает на дорожку прямую и верную. Бывшие осужденные получают новую профессию, а некоторые всерьез планируют стать бизнесменом, оканчивая специальные курсы по программе «Атамекен».

Как бы жизнь не виляла, остановить колебания всегда возможно. А тем, кто осуждает с дивана глядючи, стоит напомнить старинное народное изречение: «от тюрьмы и от сумы не зарекайся».

Отправить письмом