Статистика блога
195
Записей
4876
Обращений
190161
Посетителей
Областные Управления
(финансируемые из местного бюджета)
Областные управления и департаменты
(финансируемые из республиканского бюджета)

Новости региона

Вопрос доверия

Обычная история из обычной жизни

Мубараку Тасбергенову 72. Он, как и все люди своего возрастного диапазона, отметил День пожилого человека.

Но с грустью, почти отчаявшись. Причина этому вовсе не почтенный возраст и не тяжелая хромота – последствие перенесенного инсульта. А сложившиеся обстоятельства.

С невеселым рассказом он обратился в редакцию «Рудненского рабочего». Забегая вперед, скажу, что история эта не закончена, само повествование не имеет оценочного характера, какие-либо выводы делать преждевременно.

Соль истории – в доверии. Обманутом доверии. Так точнее.

Мубарак Тасбергенов – труженик. Родом из Кушмуруна. Работал и жил в Рудном. Биография интересная, его суждения глубокие, чувствуется начитанность и природная интеллигентность, которая свойственна поколению тех лет. Но сейчас не о трудовых достижениях. А про жизнь.

Он воспитывал сына в одиночку после того как распалась семья. Так было решено. Он был заботливым и ответственным отцом. Почему был? И остается.

Дмитрий получил достойное образование. Работал долго в Караганде. Женился. Потом получил приглашение от предприятия, находящегося в Новосибирске. Переехали всей семьей. Получили гражданство Российской Федерации.

Мубарак тосковал очень и решил уехать к сыну. Продал квартиру в Рудном. Вырученной суммы не хватало для приобретения жилья в столице Сибири. Тогда семья сына приняла решение к дедушкиным деньгам добавить материнский капитал на второго ребенка Дмитрия. Хватило на комнатушку в коммуналке. Да, в России сохранился этот атавизм.

Мубараку было тяжело. Не смог. Постоянно меняющиеся соседи, общие кухня и санузел. В пожилом возрасте непросто приспособиться к новым условиям. Стесненные материальные обстоятельства. Пенсия при получении конвертировалась. Потери ощутимы. Фирма сына прекратила существование и Дмитрий остался без работы. Невестка работает в детском саду. Зарплата невысокая. И решил М.Тасбергенов вернуться на родину.

Комнату продать оказалось невозможно. В покупке был задействован материнский капитал, а значит, детская доля в недвижимости неприкосновенна.

Невестка оформляет кредит в размере, который позволяет ее официальный доход. И в августе Мубарак вместе с сыном приезжают в Рудный. И здесь началось все то, что можно назвать наваждением.

Оперативно разыскивают жилье по карману. Сын нашел. Жилье это – двухкомнатная квартира на станции Железорудная, состоящая из двух комнат общей площадью 42,2 квадратных метра. Все бы хорошо. Много ли нужно пожилому, одинокому мужчине?

Но в этой квартире отсутствуют тепло- и газоснабжение, горячая вода. Вообще-то для Железорудной это не в диковинку.

Вот только Мубарак ничего не знал об отсутствии коммунальных благ. Перед покупкой он квартиру не видел. Почему? Автору ответ на этот вопрос неизвестен.

– Я доверился сыну, – просто отвечает отец.

Добавлю, что полной суммы на покупку не хватило, пришлось оформлять кредит на пенсионера. Ежемесячно с пенсии он отдает на погашение кредита 50 тысяч тенге. Стоимость двушки – полтора миллиона.

Вся документация на приобретение жилья оформлена. Сделка заключена нотариально.

– Там невозможно жить. Как я буду жить? – спрашивает он.

Многие жители станции отапливаются электричеством. Мубарак Уразалинович не считает для себя это приемлемым.

Он подал исковое заявление в суд с требованием признать сделку недействительной «ввиду несоответствия технических характеристик». М.Тасбергенов убежден, что он обманут. Но кем?

Бывшим владельцем квартиры? Но ведь скрытых дефектов нет. Оценщик назначил цену с учетом отсутствия ряда комуслуг. Согласитесь, что скрыть отсутствие горячей воды, центрального отопления и газа в принципе невозможно.

Есть претензии у Мубарака к нотариусу. Дескать, нотариус не спросил, видел ли покупатель жилье. Трудно представить, что покупая что-то мы не смотрим что именно покупаем. Даже при приобретении булки хлеба рассматриваем ее со всех сторон. А тут жилье… Вполне допустимо, что нотариус не задавал этого вопроса при оформлении документов. Ведь это очевидно.

А может, сын вольно или невольно ввел отца в заблуждение, оставив его в холодной квартире и с кредитом на шее? От последнего предположения Мубарак отмахивается.

Дата суда пока не назначена. В чью пользу он завершится? Не станем делать прогнозы.

Это история об отцовской доверчивости. Намеренно не стала привлекать к исследованию этой, вообщем-то, житейской истории третьих лиц, пытаться узнать точку зрения сына, юристов, оценщиков, продавца. Это история от одного лица. И напоминание о том, что верить нужно себе.

Доверяй, но проверяй. В народе не просто так говорят. А пока Мубарак подумывает о возможности проживать в доме престарелых… Он чувствует, что не переживет зиму в неотапливаемой квартире на станции Железорудной, которую купил ему сын.


Ирина ВЕДОВА

Отправить письмом